gmichailov (gmichailov) wrote,
gmichailov
gmichailov

Стас Майонез

Стас Михайлов — это миф.
Собирательный образ, модель, которая работала еще задолго до его появления, правда, в телевизионной рекламе.
Это веселый антропоморф, разговаривающий майонез,
поющий маргарин, радостный бульонный кубик,
бравый Мистер Мускул, старательный стиральный порошок, который приходит на помощь к одинокой, несчастной, замученной бабе, сидящей у разбитого корыта. Муж идиот, пьянь и бесполезен в быту, от детей никакого толку, маленькая квартира, бигуди, лишний вес, мизерная зарплата, да еще и бесконечная уборка, готовка и глажка. Все не слава богу.
И тут появляется он — Стас Майонез, единственный, кто обратил на тебя, несчастную дуру, внимание, а ты сидишь и счастливо слушаешь. Ты просто забыла, что разговаривающий майонез существует, чтобы продавать майонез.
В реальности его нет. История Стаса Михайлова, как и всякий настоящий миф, имеет весьма нечеткие контуры, полна провалов и неточностей, а время, конкретные даты и события будто и вовсе не имеют значения: только повествование, детали как-нибудь потом. Связано это с тем, что вся биография Михайлова известна исключительно с его собственных слов и из немногочисленных интервью, которые он дает в основном только изданию «7 дней», и если в ней копаться, немедленно всплывают противоречивая информация и приукрашивания. Собирать сведения о нем приходится по крупицам, но элемент догадок все равно остается. И конечно, как и всякий российский миф, этот берет свое начало в загадочном и необъяснимом месте — в данном случае в Сочи, городе напрасных надежд.

477120_20111104132644
Взгляд, жест, часы, Крест, рубашка на выпуск...
Все при нЕм...


Еще немного выдержек из статьи...

Стаса Михайлова в Сочи не любят. Здесь он оставил все, что не давало ему петь: чуждую работу, строгих родителей и первую жену с ребенком, которая занятие музыкой не любила. И если вы сегодня спросите первого встречного сочинца о том, помнят ли они времена, когда молодой еще Стас Михайлов пел в конце 90-х, то услышите везде одно и то же: «Да какой вообще Стас Михайлов, — и сразу после этого: — Вот Лепса да, конечно, помню». Сочинца Григория Лепса здесь еще помнят по фамилии Лепсверидзе, называют нежно «наш Гриня» или просто Гриша, и, упомянув Михайлова, вы всегда будете говорить о Лепсе и о том, насколько он лучше и грандиознее Михайлова. Лепс родился в Сочи на семь лет раньше Стаса Михайлова, в 1962 году, в семье заводских рабочих — отец трудился на мясокомбинате, а мать — на хлебозаводе. Окончил музыкальное училище по классу ударных инструментов, после армии работал на танцевальной площадке в центральном сочинском парке Ривьера, был солистом группы «Индекс 398», в начале 90-х стал настоящей звездой местных кабаков, а в 1992-м, в том же году, что и Михайлов, уехал в Москву. Рядом с гостиницей «Жемчужина», бывшей в советское время оплотом туристической империи Сочи, есть небольшой скверик и покосившаяся входная арка с вывеской «1.3.7» — ресторан давно закрыт, но местные до сих пор помнят, как послушать «нашего Гриню» сюда съезжались люди со всей страны. Любивший выпить и побалагурить Лепсверидзе в городе свой — таксист Рафан с придыханием расскажет, как в том году Лепс приезжал, помахал ему рукой и крикнул: «Привет, Рафан», а в 90-е, когда еще пил, угощал таксистов, дежуривших у «Жемчужины», и швейцаров вином: вместе немного распивал, уходил, а почти полную бутылку всегда дарил. В Сочи вам с радостью расскажут, как каждый раз, когда Лепс приезжает в город, где у него до сих пор живет много родственников, он накрывает поляну, зовет родню и знакомых и закатывает пир; обязательно упомянут, что его школьная учительница, которая выступала в «Пусть говорят», приходится кому-то родной сестрой, а многие знают его тетку. Бежан вспомнит, как Лепс гулял по улицам Сочи и со всеми здоровался, а Шота — как пел Высоцкого в ресторанах, кто-нибудь обязательно упомянет, как родная мать в молодые годы работала официанткой в ресторане «Каскад», где он когда-то пел, и всех, кого вы ни спросите про Лепса, связывают с ним родственные узы: близкие ли, дальние ли. Лепс свой, а Стас Михайлов — «адлерский», чужой.

Автор Егор Моставщиков



З.Ы. я всегда пытался найти определения этому явлению.
А тут такие сочные метафоры.
Прямо разбудили мою фантазию. Соленый сахар. Сладкая соль.
А если добавить Елену Ваенгу. То получится Кетчуп под майонезом))

Ваш Михайлов, но не Стас))

Tags: личное, музыка, юмор
Subscribe
promo gmichailov november 1, 10:00 4
Buy for 300 tokens
Давно хотел написать этот пост. Реклама в этом блоге выгоднее, чем у nemihail, хотя он и пытается доказать обратное. Каждый пост, а у меня в среднем 1 пост в день, просматривает от 30 до 200 тысяч уникальных пользователей и кучу комментариев, это без учета соцсетей, о которых будет речь ниже.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 98 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →